Секрет монетизации гудвилла в эпоху цифровизации  72

Небополитика

15.08.2020 15:58

Андрей Девятов

7968  8.9 (10)  

Секрет монетизации гудвилла в эпоху цифровизации

фото: ocomp.info

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЕМ – ИНСТИТУТ НЕБОПОЛИТИКИ 

Вперед в новый валютный мир!

Вторая Лаппеенрантская конференция небополитиков (город Павловск, 24-28.07.20) по теме «Новый валютный мир» в качестве природоподобной модели для мира денег предложила схему двухконтурной сети с понижающим силовым трансформатором.

Принцип подобия между законами электрической энергии и социальной энергии денег дает подсказки для теории и практики политической экономии новой эпохи информационного общества.

Важно отметить, что двухконтурная денежная система была придумана в императорском Китае династии Сун (ХI в.), широко использовалась в Едином государстве Чингисхана (Великой Орде) и является характерной чертой азиатского способа производства восточной деспотии. Суть системы состоит в том, что инвестиции в инфраструктурные проекты (тогда – каналы, дамбы, дороги, мосты) осуществляются в контуре казенных денег (бумажными купюрами, где символом доверия выступала красная печать императора), а средством обращения в контуре потребления (еды, одежды, утвари, лекарств) были металлические деньги на руках частных лиц.

Двухконтурная денежная система с безналичными деньгами в контуре инвестиций (гонка вооружений, космос, электрификация, массовое жилищное строительство…) и наличными рублями в контуре потребления работала при реальном социализме в СССР.

Кризис индустриального общества капиталистического способа производства долговой экономики %% на кредит в американском цикле накопления богатства и перспектива смены мирового лидера в грядущем азиатском цикле с ядром в социализме с китайской спецификой новой эпохи делает актуальным моделирование свежей двухконтурной денежной системы информационного общества.

При сопряжении контуров происходит трансформация энергии с «высоким напряжением» потока казенных денег в линиях передач бюджетного финансирования (от казначейства получателю) в «силу тока» распределенных сетей потребления энергии (на местах).

Трансформатор же нужен для того, чтобы энергию из линии электропередачи (высокое напряжение тока) преобразовать в потребляемую мощность (с низким напряжением тока).

Преобразование энергии из высокого контура в низкий происходит посредством вещества (сердечник из трансформаторного железа) с потерей мощности на паразитное нагревание (охлаждается маслом) и вибрацию (гудит). Потери составляют от 15% до 30%.

Для денежного обращения:

  • высокое напряжение – это контур инвестиций;
  • низкое напряжение – это контур потребления энергии;
  • сердечник – это вещество с натуральной стоимостью (золото, нефть, зерно, металлы, любое биржевое сырье и топливо);
  • паразитные естественные потери в тепле – это увод энергии денег из контуров обращения в личное накопление людей;
  • вибрации – это гудвилл: нематериальная энергия творчества (инновации), предпринимательской мысли и деловой хватки природных хозяев, неучтенная в контурах обращения денег.

Потребление энергии денег в хозяйстве информационного общества описывает представленная нами модель трехфазного тягового электродвигателя (см. Девятов А. Мандат Неба для Новой Орды. М.: изд. Жигульского, 2018, стр. 114 – 128. И на сайте: www.devyatov.su текст «Трамвай желания», No583 от 03.12.2017).

Для той России, которая есть, модель двухконтурной денежной системы с трансформацией энергии в силу имеет следующий вид:

Инвестиционный контур от ЦБ и казначейства до коммерческих банков и получателей бюджетных денег на местах – контролирует «цифровая опричнина» либеральному рынку во главе с премьером М. Мишустиным. Технологически она опирается на китайскую IT компанию Huawei и строится как «коллективный искусственный интеллект» по схеме китайской системы социального доверия.

Потребительский контур от коммерческих банков до людей контролирует ответственный за цифровизацию либерального рынка в РФ глава Сбербанка Г. Греф. Технологически (платежные карты, системы распознавания, платежи по QR кодам) контур потребления опирается на американскую IT компанию Microsoft.

Этот контур злыми языками назван «электронный ошейник».

Верхний и нижний контуры сопрягаются через коммерческие банки, где и происходят основные потери денежного обращения в формах безвозвратных кредитов, уклонения от налогов и сборов по схемам оптимизации, увода денег в офшоры и пр. разворовывания.

По замыслу гроссмейстеров закулисы сплошная цифровизация нового валютного мира призвана уничтожить вольницу – убрать кредитные банки в верхнем контуре и ликвидировать финансово независимый, а потому своевольный средний класс в нижнем.

Под воздействием компьютерных технологий захвата внимания и его перевода со свободного выбора на стереотипы и автоматизм простые люди превратятся в психофизическое стадо, а общество – в набор алгоритмизированных организаций, действующих как механизмы, а не как живые организмы. Таков замысел.

Поведением людей здесь управляет алчный ажиотаж вокруг спекулятивного потенциала криптовалют.  Именно жадность получить богатство из ничего продвигает внедрение в финансы токенов (электронные нули) и сервисов технологии блокчейна.

Однако суть блокчейна – это отнюдь не привлекательный для активистов программный протокол интернета денег – сделки завершаются при выполнении записанных в коде условий – но скрытая подмена конечного результата накопления капитала в прибыли (которую можно утаить от налогов) на оборот капитала в порядке следования транзакций (прозрачных для электронного контроля). Налог переместится с прибыли на транзакции.

Результатом внедрения добрыми пастырями цифровой среды выступает массовое оглупление пасомого стада, уже не способного воспринимать и целостно осмысливать разноплановые процессы и легко принимающего тотальный контроль «интернета всего».

Суть: общество будущего исподволь разделяется на три группы:

  • хозяева информационных технологий и потоков денег (3–5%);
  • обслуга хозяев и роботизированных производств (10–15%);
  • балласт, обеспечивающий устойчивость системы (80–85%).

Основная проблема хозяев дискурса такого общества триумфа рационализма – чем занять и как нейтрализовать естественную активность балласта в потребности заниматься полезным трудом.

Предполагаемые способы – раздача «безусловного базового дохода», погружение в компьютерные игры, захват внимания потреблением бесполезной информации нон-стоп и карательные штрафы по подавлению попыток покинуть цифровой мир.

При этом для добрых пастырей цифровизации остается не решенным вопрос: как обуздать носителей гудвилла – 5% активных членов общества способных «фибрами души» подстраиваться в резонансе к энергиям Солнца, Луны, звезд и порождать новое, небывалое. Тех, кто генерирует вибрации, одолевающие цифру.

По природным способностям к приращению богатства небополитики выделяют три группы людей:

  1. Природные хозяева и святые деятели с длинной волей – 5%.
  2. Нахрапистые завистники и самоуверенные неудачники – 5%.
  3. Пассивное большинство – до 90%.

Первая группа и есть носители гудвилла (англ. доброй воли) в эпоху цифровизации. На их способностях и могут создаваться новые трансформаторы на сетях двухконтурной денежной системы.

В старом валютном мире либерального рынка гудвилл – это репутация (гарантии прав, лицензии, доверие к торговой марке, надежность, связи). Тогда как а новом валютном мире гудвилл – это ИНФОРМАЦИЯ – способ получения экстраординарной прибыли (рисковая авантюра, изворотливость в рамках ограничений, изощренная хитрость) вне зависимости от репутации, но лишь от делового чутья и таланта предпринимателя!


Иными словами, предпринимательский гудвилл подобен выигрышу в игре – это совокупность неотчуждаемых от носителя нематериальных преимуществ, выступающих в качестве ресурса, способного открывать «окна возможностей» и приносить прибыль на вложенные инвестиции сверх обычных ожиданий.

Гудвилл выступает необоротным активом, ибо на него нельзя оформить отчуждаемые права собственности и продавать на рынке.

Однако если в материальной среде действует закон сохранения массы и энергии, то в информационной среде сохранения правды нет, и химеры могут размножаться без всякой меры, создавая фиктивные активы с заоблачной нормой вероятной выгоды, что лишает гудвилл коммерческой ценности. Поэтому гудвилл как творческий труд не может быть товаром, но может быть долей в общем деле предприятия круговой поруки в складчину (артели).

Вернемся к модели трансформатора, где выведенные из оборота накопления казенных денег физическими лицами (среднего класса) и необоротный гудвилл (природных хозяев) подобно теплу и вибрациям выступают для сетей двухконтурной денежной системы естественными потерями. Так вот, с принятием 31.07.2020 в РФ Закона о цифровых активах (электронном имуществе) эти боковые энергии можно соединить и превратить в новое богатство.

Иными словами, активные носители гудвилла (природные хозяева), объединившись паевыми взносами в артель с теми, кто озабочен сохранностью накоплений казенных денег (а это средний класс, обреченный на заклание), могут самостоятельно в любом месте ставить между верхним и нижним контурами денежного обращения свои трансформаторы и по закону о цифровых валютах сначала капитализировать (обращать в пользу артели), а затем и монетизировать (для оплаты потребления извне) боковики – неучтенную в официальных преобразованиях социальную энергию.

Складчина должна иметь как минимум три доли: гудвилл, казенные деньги и натуру с биржевой стоимостью.

При этом прием в артель круговой поруки должен быть построен на принципе «личной годности» дабы избежать пагубного влияния болтунов, завистников и фантазеров.

Механизм получения выигрыша на трансформаторе таков:

Гудвилл (трансформатор гудит, а вибрации – это волна) как нематериальная доля в общем богатстве артели, измеренная токенами собственной эмиссии по линейке биржевой стоимости сырья (а это материальный сердечник артели) может быть монетизирован только в нематериальной же форме времени!

Человек, пребывая в бренном теле, – смертен. Поэтому главным в его жизни выступает время – оно и есть его капитал.

Время имеет три аспекта: хронос, циклос и кайрос.

  • Ватикан был выше всех: продавал индульгенции — время как вечность души в потустороннем мире.
  • Процентщики продавали время как длительность (хронос) в кредит на обозримое будущее.
  • Менялы продавали время как порядок следования по кругу (циклос) обменных операций трех кросс-курсов.
  • Теперь пришли сроки продавать время, как счастливый случай в игре: фазу — благоприятный момент — кайрос.

То есть мотивом для людей идти в артель с накопленными казенными деньгами (свободной энергией) чтобы поменять их на участие в гудвилле (информации, обещающей экстраординарную прибыль) должен быть выигрыш или в материи (распределение «урожая») или в приращении энергии жизни (повышении статуса).

Цель прожития в информационном обществе будет – не столько «добро наживать» (прибирать ресурсы пространства), сколько обрести «доброе имя» (честь, репутацию, известность = гудвилл).

Ищущие правду и нежелающие надевать электронный ошейник потянутся в артели за приобщением к гудвиллу от инстинкта не опоздать на «уходящий поезд» цифровизации нового богатства.

Вернемся к истории с индульгенцией (смысл имени: не должен перед Небом). Здесь настоящие деньги — золото — платили за спасение души для жизни вечной.

Спасение обосновывалось тем, что у праведников гудвилл в избытке и им можно поделиться с грешниками.

Ватикан (с догматом безгрешности папы) выступал обменным пунктом — выдавал документ «индульгенцию» (код доступа души в вечность).

Теперь речь идет об избытке гудвилла у природных хозяев (толковых, рисковых, неординарных, хитрых, изворотливых). Этим избытком гудвилла можно поделиться с кроткими, послушными, смиренными, через приобщение к общей доле. Смысл действовать: поймай кайрос – не упусти шанс получить в артели токен – билет в транзакции сети артелей нового богатства.

Образом такого богатства будет троичная гармония: благодати духа – стремлений, благополучия тела – желаний и покоя души – премудрости следовать естественному ходу вещей (перемен).

Вопрос же учетной единицы богатства информационного общества у небополитиков включает три аспекта:

  • один год жизни (удовлетворение потребностей),
  • индекс социального рейтинга (реализация способностей),
  • код доступа к благам (учетная единица «гудвилла»).

Код доступа – это ничто иное как криптовалюта (греч. kryptos скрытый + лат. valuta оценка).

Я уже написал в тексте «О Главном: Das Kapital» про один год жизни и коэффициент полезности – «Кащей» (Ҡ) при монетизации гудвилла. В сказках Ҡ – это владыка богатства мира невидимого: «там царь Кащей над златом чахнет. Там русский Дух. Там Русью пахнет». (см. Девятов А. Предконечные дни гнева. М.: 2020).

Предприятиям общего дела с долевым участием (артели), для устойчивости в системе хозяйства новой эпохи весьма желательно выдерживать пропорцию троичной гармонии: 50/19/31.

Где 50% от целого будут составлять доли прямого участия всех сотрудников. 19% – отдается государству в части используемой в общем деле инфраструктуры и налогов на транзакции оборота. А 31% составят солидные материальные и нематериальные активы, передаваемые в складчину круговой поруки за общее дело помимо и в дополнение к долям личного трудового участия.

Так, естественным ходом самоорганизации самозанятых людей, постепенно, принцип жизнедеятельности: взять и поделить будет меняться на принцип: отдать то, что есть у человека в избытке, для обретения и преумножения в коллективе того, чего не хватает.

Так, экономика новой сети товариществ на вере (артелей) с имущественной ответственностью за свое всех членов и кредитом пайщиков под гудвилл (доверие к таланту, навыкам, связям и деловой репутации) вдруг окажется безразличной к окружающей экономике вертикально интегрированных государственных монополий; параллельной спекулятивной экономике корпораций; и независимой от схем цифровизации, морали и права либеральной демократии. Таков вариант выхода из кризиса для тех, кто ищет…

Комментарии смотри на видео.

Исполнил Андрей Девятов

No752-3 от 14.08.2020


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью