Еще раз о китайской специфике  58

Небополитика

27.08.2023 17:30

Андрей Девятов

7876  9.3 (6)  

Еще раз о китайской специфике

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЕМ – ИНСТИТУТ НЕБОПОЛИТИКИ

Навстречу октябрьского 2023 г. визита Путина в Пекин

Корень китайской специфики в части организации хозяйства – это восточная деспотия и азиатский способ производства.

Новая эпоха «тектонических процессов глобальной трансформации» имеет космические основания. С 2013 г. на Землю на смену энергиям созвездия Рыб пришли энергии созвездия Водолея. Фокус влияния Космоса на события на Земле сместился из Библейской полосы Великого Израиля от Нила до Евфрата в полосу грядущего преображения России в Царство Правды от Валдая до Алтая.

Китай, занимающий центр картины мира, с октября 2020 года (5 пленум ЦК КПК 19 созыва) вступил в технологическую «гонку преследования» США.  Амбициозный план сравняться с нынешним лидером в части базовой инфраструктуры информационного общества (индустрия интегральных схем) должен быть выполнен Китаем уже в 2025 году. Контрольная точка технологической независимости и самостоятельности КНР – 2035. Исполнение китайской мечты о возрождении величия нации желтых людей (ся, хуа, хань) – 2049 год: на рубеже нового большого цикла истории Китай создает Сообщество единой судьбы человечества (类命运共同) и становится единоличным лидером стран и народов мира.

Этот китайский мировой проект с историческим именем «Великое Единение» (Датун) в конкуренции с США за контроль Тихоокеанской зоны (ТОЗ), куда из Северной Атлантики смещается центр экономической жизни и мировой политики, требует организации надежного стратегического тыла.

Тыл – это там, где находится база стратегических ресурсов, это то, на что можно опереться, куда можно отойти в случае неудачи. Тыл никогда не сдают противнику.

По основаниям политической географии функцию стратегического тыла, когда фронт китайского соперничества с США развернут в сторону Тихого океана, может выполнить только Россия. Этим обстоятельством и определяется курс и линия политики КНР в отношении той России, которая есть.

Девизом китайско-российских отношений выступает формула Дэн Сяопина, сказанная Горбачеву в 1989 г.: «На веки добрые соседи, никогда враги». Здесь не идет речь об искренней дружбе, когда друг познается в беде. Речь идет о пространственном положении «спина к спине» (лицом в разные стороны), но не «плечом к плечу» (рядом).

Для надежности тыла Китай воздерживается от возможных источников споров, распрей и обид при покупке для получения коммерческой прибыли месторождений природных ресурсов и капиталовложений в инфраструктуру Дальнего Востока РФ. Избегая роста антикитайских настроений внутри российского общества и обвинений КНР в экспансии: пресловутая «желтая опасность».

Что касается китайских инвестиций в добычу газа на Северном морском пути («Ямал-СПГ» и «Арктик-2»), то это связано с реализацией доктрины переноса стратегических границ КНР за пределы национальной территории, включая приполярные области.

Россия же, обложенная санкциями Запада и в разносторонних связях отрезанная от Европы, оказавшись в стратегическом одиночестве, объявила «разворот на Восток» лицом к Китаю. Абсолютно вынужденный и противоестественный «европейскому выбору», ибо со времен провозглашения Петром I империи и последующей династии Гольдштейн – Готторп – Романовых российские элиты и все общество настраивались в духе низкопоклонства и преклонения перед Западам. Такой разворот РФ из положения «спина к спине» в положение квази военно-политического союза РФ и КНР против США и НАТО Китаю не нужен. Ибо китайские стратагемы рассчитаны не на сдержки и противовесы в противоборстве двух блоков, а на действие закона перемен в связке трех самостоятельных сил: КНР – РФ – США.

Для реализации китайской мечты в связке трех сил Пекину нужно, чтобы Россия с её нефтью, газом, лесом занимала бы пассивную позицию китайского тыла. Тогда как Китай в противоборстве с США за мировой рынок продукции информационного общества (индустрия облачных вычислений, интернета вещей, искусственного интеллекта и цифрового контроля над людьми) была бы спонсором России в товарах и услугах высоких технологий. Для КНР Россия в сфере прорывных технологий информационного общества не конкурент (см. неудачный опыт корпорации Роснано).

д2Вот почему визит президента РФ В. Путина в октябре 2023г. в Пекин на третий форум китайской стратегии мирного одоления Запада «Пояс и путь» призван закрепить роль России как стратегического тыла КНР по формуле отношений всестороннего взаимодействия и партнерства «спина к спине».

Небополитики подчеркивают, что роль тыла позволит России войти в новый мировой порядок Сообщества единой судьбы человечества вместе с Китаем, на плечах Китая и за счет Китая. В противном случае по американской формуле Бжезинского «новый мировой порядок во главе с США будет построен против России, на обломках России и за счет России».

И если страны Центральной Азии из Экономического пояса Нового шелкового пути уже удостоены статуса единой судьбы с КНР, то та Россия, которая есть, до единой судьбы с Китаем ещё не доросла.

Главная беда нынешней либеральной России демократического выбора состоит в том, что её правящий слой сплошь состоит из друзей доллара США, пропитан западным менталитетом, оперирует западными схемами политики и бизнеса, Китай не понимает, склонен к раздуванию «китайской угрозы» и бессознательно боится «желтой опасности».

Для реализации китайской мечты Пекин на практике исподволь строит в КНР общество азиатского способа производства и восточной деспотии новой эпохи.

д3Отсюда третий и четвертый сроки правления нового императора красной династии «Гун» Си Цзиньпина. Отсюда и схема «двойной циркуляции» денег хозяйства новой нормальности: изобретенная в Китае в Х веке двухконтурная денежная система – основа азиатского способа производства.

Никакой альтернативы генеральному курсу и линии партии и есть восточная деспотия начавшейся в 2013 году новой эпохи Си Цзиньпина. С девизом правления «за общее благо» (共享未来).

Суть азиатского способа производства в государственной опеке инфраструктурного строительства при коммерческой основе потребительского рынка. Раньше государство бумажными деньгами с печатью императора (чао) финансировало строительство каналов, дамб, дорог, мостов. А народ покупал и продавал еду, утварь, одежду на рынке за металлические деньги (би).

Теперь инфраструктурное строительство – это скоростные железные дороги, система связи 5G, умные города, новая энергетика будет финансироваться цифровым юанем, а оплата на потребительском рынке останется в народном юане (renminbi) банкнотами или в электронной форме с карточки или гаджета.


Суть азиатского способа производства новой нормальности: Конкуренция и свобода предпринимательства внизу под полным контролем КПК сверху, при этом обеспечивающие суверенитет КНР базовые отрасли хозяйства могут быть и планово-убыточны.

Ещё Дэн Сяопин с лозунгом «обогащайтесь» вернул китайцам традиционный менталитет прагматизма, предприимчивости и накопительства. Раскрепостил деловую активность масс при жестком контроле КПК сверху за всеми сторонами жизни общества.

Курс реформ и открытости открыл дорогу модели опережающего развития КНР.         Доступ Запада на безбрежный рынок китайских потребителей обменял на технологии. Финансы от экспорта китайского ширпотреба конвертировал в передовые западные знания и умения. Внутри страны народ получил деньги и стал покупать буквально всё. Во вне Китай вышел с политикой слияния с зарубежным капиталом и поглощения раскрученных брендов.

Ко времени правления Си Цзиньпина модель опережающего развития себя исчерпала. Доля КНР в мировой экономике достигла 20% (РФ – 3%). Численность среднего класса в Китае превысила 400 млн. чел. Повсеместно покончили с бедностью. Китай перестал быть дешевым. Изменилось потребительское поведение масс – народ насытился, включились традиционные коды прагматизма и накопительства (а не погони за прогрессом, модой, новыми моделями престижных брендов). Упал экспорт. Наступил этап перехода к новой модели развития со ставкой на инфраструктурное строительство новой эпохи информационного общества рассчитанный до 2035 года, когда Китай станет самодостаточной технологической державой первого порядка.

Главный вопрос: за счет чего Китай получит технологический рывок? Ответ: за счет изощренной разведки, тонкой дипломатии, помощи зарубежной диаспоры (все китайцы, где бы не находились, природные государственники-националисты), тайного сговора с иностранным бизнесом. То есть – за счет стратагем. Как СССР получил помощь заграницы по ядерному проекту руками мирового еврейства, так и КНР получит помощь от евреев вопреки позиции США, стремящихся торпедировать китайскую модель развития. Ибо свой «План Соломона» евреи осуществляют руками Китая.

Конструктивное сотрудничество КНР с США превращается в соперничество за лидерство в новом валютном мире и новом мировом порядке. В экономике знаний победитель получит всё.

Статус территорий был главным в традиционном аграрном обществе. В индустриальном обществе главным стал контроль за ископаемыми ресурсами энергии (нефть, газ, уголь, уран). В информационном обществе главным становится контроль за вниманием людей – навязанными потребителям желаниями.

Как тут не вспомнить догмат буддизма: «нет желаний – нет и страданий».

На едином рынке внимания людей, большие данные в цифровом виде принадлежат операторам мировых проектов.

И если КПК строит в Китае и вокруг него (БРИКС, ШОС) общество «поднадзорного общего блага» (социализма), то гиганты США – Гугл, Эпл, Амазон, Фейсбук – строят такой же поднадзорный цифровым технологиям «инклюзивный капитализм».

И тут и там идет капитализация наблюдений за пользователями информационных систем. Где самовозрастающей стоимостью становится захват внимания широких масс потребителей.

Шансы Китая реализовать свою мечту: к 2049 г. создать вокруг себя Сообщество единой судьбы человечества инструментами восточной деспотии нового облика куда выше, чем шансы США загнать весь мир в трансгуманизм всего лишь инструментом старого государственного контракта власти с бизнесом и наукой.

«Долгое государство Путина» как стратегический тыл, выгодно Си Цзиньпину. РФ открыла свои рынок китайским товарам без каких-либо условий. Кремль поддерживает все китайские инициативы. Генштаб ВС РФ проводит совместные демонстрации силы. МИД РФ повторяет все формулировки китайской дипломатии. Но выгодно лишь в пассивной позиции «всестороннего взаимодействия» при главенстве КНР.

Бывший «создатель кремлевских смыслов» В. Сурков убедительно обосновал, что существование «Долгого государства Путина» невозможно без экспансии, со сбросом проблем и противоречий за пределы национальной территории. Таким сбросом стала начатая Кремлем 24.02.22 Специальная военная операция РФ на Украине.

Иными словами, именно активная позиция Кремля в вооруженном конфликте на Украине и есть то, что мешает успеху в мирном одолении занятым КНР центром мира двух северов: США и НАТО.

Именно этот вопрос и станет основным в переговорах лидеров РФ и КНР в октябре на 3-ем форуме «Пояс и Путь» в Пекине.

Вот почему Пекин с самого начала выступает за скорейшее завершение российско-украинского конфликта не на поле боя, но политическими методами с опорой на Устав ООН.

То есть, успеху китайско-российских согласований в ходе визита В. Путина в Пекин на форум «Пояс и Путь» мешают недовольные российские «Z» патриоты.

Важным разведывательным признаком серьезного предупреждения недовольных патриотов «не мешать» со стороны планировщика за кулисой выступает гибель руководства ЧВК «Вагнер» в сакральной авиакатастрофе над Валдаем 23.08.23

Исполнил Андрей Девятов

No920 от 26.08.23


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью