Малые шаги новой эпохи – оценка перемен в российско-китайских отношениях  34

Небополитика

09.09.2019 05:56

Андрей Девятов

7721  8.5 (13)  

Малые шаги новой эпохи – оценка перемен в российско-китайских отношениях

К 70-летию КНР и установлению дипотношений между СССР и КНР (серия записок дипломатии культуры)

Китайская Народная Республика (КНР) была провозглашена 01.10.1949.

На следующий день 02.10.1949 Народную Республику признал Союз Советских Социалистических Республик (СССР).

История же дипломатических отношений между Китаем и Россией началась 330 лет назад в 1689 г. подписанием Нерчинского договора – первого правового документа, определившего границу между Московским царством и маньчжурской Империей Цин.

Еще раньше в XIII и XIV вв. русские княжества Улуса Джучи и китайская Империя Юань (Улус Великого хана) два века жили в Едином государстве (кит. И Го) Чингисхана «от моря до моря».

Новая либеральная России демократического выбора – Российская Федерация (РФ) – была провозглашена 25.12.1991.

Тогда же над Кремлем красный флаг Союза ССР (цветом, исторически повторявший флаг Московского царства Ивана Грозного) был заменен на трехцветный флаг с нерусским (масоны) названием «российский триколор» (исторически повторяющий торговый флаг Российской Империи, утвержденный Петром I).

Поскольку РФ была объявлена правопреемницей СССР, а КНР сразу признала это, новый документ, закрепивший границу между Новой Россией и Китаем: Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, был заключен лишь 16.07.2001 года.

Нынешние отношения между РФ и КНР, с подачи китайской стороны, названы «лучшими за всю историю», ибо в их основании лежит чистый прагматизм материальных интересов, а не духовные ценности «Великой Дружбы» времен социалистического лагеря.

Поскольку идеологическая распря между компартиями, возникшая после смерти Сталина, продолжилась вооруженным пограничным конфликтом 1969 г. и разрывом контактов между руководителями.

Только с 1982 года заработал механизм консультаций на уровне заместителей министров иностранных дел.

Официально, нормализация межгосударственных отношений между СССР и КНР произошла в мае 1989 года после устранения Союзом ССР, вступившим в «перестройку Горбачева», «трех препятствий»: отвод советских войск от границы с КНР, их вывод из Монголии и Афганистана, и уход Вьетнама из Камбоджи.

Ниже следует служебная оценка процесса перемен в российско-китайских отношениях, начиная с 1982 г., и рекомендации:

«Лет этак 40 назад именно китайцы были инициаторами сближения. На исторической встрече с Громыко в ноябре 1982 г. они попытались взять быка за рога, но тогда сближение было больше необходимо им, чем русским, и Громыко сходу отмёл вариант радикальных политических изменений в двусторонних отношениях, предложив тактику «малых шагов»: региональное сотрудничество, научные, общественные контакты и т.д.

А потом китайцы, воспользовавшись усталостью русских от противостояния, ослаблением управления СССР и т.д. добились важнейшего для себя внешнеполитического успеха, – мягко вовлекли (引诱) русских в процесс нормализации, да так, что в дальнейшем инициаторами развития процесса сближения стала русская сторона, а китайцы, получив главное для себя – полный и окончательный отказ русских от самой мысли о большой войне с Китаем, имеют возможность перебирать варианты и выбирать, что их устраивает в двусторонних отношениях, а что не очень.

Ситуация эта сложилась во второй половине 80-х и сохраняется до сих пор. Теперь же ситуация зеркально поменялась. И уже русским необходимо более тесное сближение и более глубокое вовлечение Китая в процесс двустороннего сотрудничества.


Простое добрососедство русских не устраивает, и они хотят, если не 薅羊毛 (хао янмао) – получать максимальную выгоду минимальными усилиями (дословно: «драть шерсть с живого барана»), то во всяком случае хоть что-то практически «поиметь» от уже 30-летненго добрососедства.

Однако, как когда-то осознававшему могущество СССР Громыко, сегодняшнему могучему Китаю радикальные уступки в адрес более слабой во всём, кроме военной составляющей, России не нужны.

В самом деле, стратегия «пояс и путь», как пылесос, втягивает в свою орбиту тянущих руки к китайским инвестициям государства Африки и Азии, в том числе постсоветской Средней, а красивая «ширма» «общего блага» и «общей судьбы человечества» призвана в первую очередь вовлечь легковерных и слабых, и мягко убаюкать исторических «мировых хищников», ведь хорошо известен китайский внешнеполитический тезис о том, что «мировые хищники» (Россия не исключение) всегда стремились разрешать свои противоречия за счёт Китая.

Единственное, что по-настоящему омрачает нынешнюю благолепную картину глобального мира по-китайски – это яростное экономическое и военно-политическое давление на Китай со стороны Америки Трампа.

А русским, заинтересованным в практическом раскручивании Китая на реальное, а не просто декларированное и тем вполне устраивающее Китай «стратегическое партнёрство», надо, что называется, ловить момент, стараясь исподволь использовать американские страхи Китая, стараясь хотя бы отчасти повторить китайский «фокус» 40-летней давности с вовлечением другой стороны в сближение, да так, чтобы ей, другой стороне, это сближение стало по-настоящему необходимо.

Иными словами, не отметая тезис китайских националистов: Американский «дамоклов меч» навис и над Россией, и над Китаем, но даже это обстоятельство не избавляет китайско-российские отношения от неизбежных и неразрешимых противоречий.

А именно: русским в диалоге с Китаем необходимо «с большой озабоченностью» говорить об «остроте» и опасности американского «дамоклова меча», перед которым меркнут даже «неизбежные и неразрешимые» российско-китайские противоречия.

Одним из инструментов этой сверхсложной, филигранной внешнеполитической «игры» с КНР, конечно, выступает народная, общественная дипломатия.

На фоне холостой пробуксовки российского МИДа и РАН на китайском направлении отдельные успехи министерства обороны РФ, «вытягивающего» китайцев на совместные учения, боевые полёты, визиты боевых кораблей и т.д., в сочетании с контактами российских общественников и китайских визави несколько смягчают безрадостную картину самоуспокоенности и беззубости российского государства в последние тридцать с лишним лет отношений с Китаем.

В стратегическом смысле намечающаяся в октябре встреча в Общественной Палате РФ, разумеется, является шагом на сложном пути «нового вовлечения» – на этот раз Россией Китая в процесс взаимного сближения.

С тактической точки зрения и с учётом административных привычек китайской стороны представляется рациональным заранее представить ей более-менее подробный перечень конкретных вопросов, подлежащих непосредственному обсуждению.

Это необходимо для согласования китайскими делегатами в своих инстанциях тем и вопросов, которые будут обсуждаться ими в ходе зарубежного визита. Это обычная практика организации встреч с китайскими делегациями.

Также представляется рациональным в ОП РФ не поднимать тему поведения Посольства КНР в связи с: нежеланием поддержать

Уральскую инициативу создания в Екатеринбурге Дома дружбы имени Мао Цзэдуна (нота Посольства КНР в РФ No По 583\2019 от 22/08/19); и блокированием издания книги С.Рыбаса «Си Цзиньпин. Судьба и мир», если только китайская сторона не затронет эту тему инициативно».

Без заголовка2Исп. Девятов А.П., Шитов А.В.

No2\190909


Оцените статью