Бизнес-модель для постзападного миропорядка   170

Небополитика

04.03.2017 18:19  

Андрей Девятов

583

Бизнес-модель для постзападного миропорядка

18.02.17 на 53-й Мюнхенской конференции по безопасности Министр иностранных дел РФ впервые призвал к установлению «постзападного» мирового порядка. Вполне очевидно, что такое заявление означает перенос «центра тяжести» российской политики с российско-американских на российско-китайские отношения. А материальной основой «постзападного» миропорядка может стать азиатский способ производства в условиях глобализма по-китайски.

Если же задать вопрос: «А есть ли какой-то образ постзападного миропорядка»? То ответ истории будет таков:

А) Это библейское «Царство священников и народа святого», во главе с евреями-каббалистами. При этом в Завете «царственное священство» дано по роду Симову (народам Азии) и связано с «Царем Салима» (Правды) в чине Мельхиседека (соединяющим в одном лице духовную, военную и светскую власть).

Б) Это не библейское «Великое Единение народов» (Датун) во главе с китайцами. При этом центром единения выступает «Сын Неба»: лидер «Срединного государства желтых людей» (Хуа Ся Чжун Го) снискавший «Мандат Неба» (Тянь мин).

В) Это предреченное для России «Царство Правды – держава Белого царя», как соединение земной библейской традиции евреев с небесным Законом Перемен китайцев. Это Евразийская «Новая Орда» повторившаяся в цикле (NOVUS ORDO SECLORUM).

Цвета торжественной встречи Белого Царя Салима в чине Сына Неба: желтый, синий и красный

Здесь следует подчеркнуть, что постзападный миропорядок сложится как результат выхода «прогрессивных» стран и народов из кризиса индустриального общества, протекающего в форме столкновения цивилизаций Мира Запада с Миром Ислама. Иными словами, путь в постзападный миропорядок проложит Мир Ислама, который в «священной войне» (джихад) против превосходящего в технике рационального Запада понесет любые людские потери, но добъется предреченной пророками исторической цели «Битвы Конца»: отдельно для правоверных создаст Новый Халифат. 

Такким образом, на выходе из мирового кризиса к 2025 году возникнут три основных объединения народов: «Новая Орда», как семья народов-наследников Единого государства Чингисхана (иго), включая Китай, Россию, Туран и Хазарию; «Новый Халифат» суннитских народов; и «Новый Вавилон» объединенного Запада. 

Для различения сердцем состава сторон и расчета результата их взаимодействия небополитики сравнивают цвета символов (флаг, герб) под которыми происходит противоборство или союзы.

Цвета Мира Ислама: красный, белый, черный, зелёный

Триколор Мира Запада: синий, белый, красный

Уходящее в муках мирового кризиса индустриальное общество расширенного воспроизводства капитала на технологиях энергии и движения 2-го (паровая машина), 3-го (электродвигатель), 4-го (двигатель внутреннего сгорания) и 5-го (ракетный двигатель) укладов хозяйства к началу XXI века уперлось в «пределы роста» по ископаемому сырью и топливу, экологии, долгам по кредиту и емкости мирового платежеспособного рынка. Принципами же западного хозяйства были: капитализация длительности времени по Ньютону, освоение жизненного пространства по Маккиндеру и Хаусхоферу и создание трудом прибавочной стоимости по Марксу.   

Если признать, что постзападный миропорядок, хотябы для Новой Орды, отвергнет принцип расширенного воспроизводства путем исчерпания ископаемых ресурсов и замусоревания природы, то подсказкой истории будет возрождение в современных условиях азиатского способа производства, получившего максимальное развитие в Китае в период династий Сун (X-XIIвв.) и Юань (XIII-XIVвв). Тогда в экономике впервые была внедрена двухконтурная денежная система с оборотом рынка предметов потребления людей металлическим деньгами и финансированием инфраструктуры общественного пользования (строительство дамб, каналов, дорог, мостов, больниц, общественных амбаров) бумажными деньгами.

Суть различия азиатского способа производства материальных благ от капиталистического способа производства прибавочной стоимости состоит в цели производства: польза, а не прибыль; учетной единице багатства: штуки и разы, а не деньги; типе собственности, прежде всего, на землю: государственная, а не частная; типе управления: командное, а не свободная конкуренция.

Примером командно-административной «восточной деспотии», основанной на азиатском способе производства был СССР Сталина.

Для примера рассмотрим ядерный проект послевоенного СССР.

Чингисхан истории ХХ века – Сталин, поставив задачу сделать Атомную бомбу, сосредоточил в ядерный проект материальные и людские ресурсы (таланты + шпионы + мастера своего дела), а не деньги! Во главе проекта поставил свирепого министра внутренних дел Берия Л.П. с «кнутом и пряником». Никакой прибыли-убытка в денежном выражении А-бомба никому не принесла. Отличившиеся получили на грудь звезды Героев Социалистического труда (с пакетом привилегий). Вредители были расстреляны. Ресурсы, которые поступали в проект, оценивались безналично. А зарплата людям выдавалась наличным рублем. И наличные и безналичные деньги министр финансов СССР Зверев А.Г. учитывал в балансе государственного бюджета. А материальные ресурсы Госплан учитывал в межотраслевом балансе. Все это и называлось — командная система, где: Наличные деньги шли только на личное потребление в кошелек сотрудников общего дела на общее благо. Безналичные деньги лишь учитывали стоимость ресурсов. А для отсечения советского рубля от доллара в международной торговле (была такая привязка со времен первой пятилетки, когда целые заводы для индустриализации СССР покупал в США) с 1.03.1950г. рубль стал котироваться к золоту!

По этой генеральной схеме азиатского способа производства наших дней произведено и «китайское чудо». Эта же схема годится и для прорыва России из кризиса экономики индустриального общества удовлетворения потребностей человека на вершину информационного общества реализации способностей людей.

Что же касается бизнес-модели для постиндустриального информационного общества теперь уже экономики знаний, а не нефти, газа и угля, то вполне очевидно нужна новая учетная единица обмена веществ, энергии и информации. Такой единицей работы, сделанной до конца и успешно выступает транзакция.

Транзакция теряет связь с кредитом – длительностью процессов производства, но переходит к счислению времени как порядка следования событий. От измерения скорости достижения того или иного результата экономической деятельности переходит к измерению числа и очередности шагов наступления нужного результата не зависимо от длительности работы. Порядок же следования событий – число транзакций – на пути к достижению нужного результата в центр внимания бизнеса ставит технологии учета шагов, оценки пользы, и управления движением очереди. А это ни что иное как технология блокчейн «цепочек подписанных блоков данных» с цифровой валютой биткоин, эмитируемой не банками, а самими участниками сделок. Порядок транзакций между адресами электронных платежей биткоинами доступен в открытом виде. Сделки необратимы и происходят без посредников (банков, нотариусов, страховщиков), но есть возможность привлечь третью сторону-гаранта при помощи мультиподписи. Обмен биткоинов на обычные не цифровые деньги происходит через онлайн-сервисы.

В начале марта 2017г. обменный курс биткоина на USD сравнялся с обменным курсом унции золота. А это признак близкого конца мировой валютной системы, основанной на нефтедолларе США и перехода в новый валютный мир, где натуральные стоимости будут котироваться к золоту, а виртуальные – к биткоинам.

А посему можно полагать, что в новом валютном мире основное богатство достанется тем, кто сформирует виртуальную дорожную карту принятия управленческих решений экономики знаний.

Однако возвращение логики суждений из двоичной плоскости на ньютоновской линейке времени в троичный объем перемен в циклах требует признать, что прорыв на господствующую высоту экономики знаний будет не в технотронной, а в когнитивной сфере возможных путей следования мысли от того, что есть, к тому, что надо. Свежая троично-асимметричная методология выработки управленческих решений, позволяющая связать имена, несущие смыслы с числом, как порядком следования, создана в России в рамках семантической топологии Рубанова В.А. и благологии природного операционализма Забродоцкого Ю.Н. И может стать основой для формирования «общества единой судьбы» народов не западных цивилизаций китайской инициативы «Пояса и Пути».

Мудрец Конфуций учил: «Миром правят не слова и законы, а знаки и символы». Поэтому начинать проект постзападного миропорядка «общества единой судьбы» надо все же не с моделей для бизнесов, а с наведения порядка в знаках и объединяющих сознание людей символах числа, фигуры, цвета.

Такими символами для народов-наследников Единого государства Чингисхана в числе будут 3, 5 и 8; в фигуре треугольник и звезда; в цвете красный и желтый. 

Стяг Святой Руси Ивана Грозного         Вариант Стяга Новой Орды           Флаг Народного Китая          

Обоснования для политической практики «общества единой судьбы» изложены в пятикнижии небополитики – оригинальной системе взглядов на соединение материального и нематериального мира, а также на парадоксальный путь обгона рациональной цивилизации Запада, не догоняя её в технотронной сфере.                                                                                       

                                 


Оцените статью